Д-р Губертус Хоффманн — о внешней политике США

Д-р Губертус Хоффманн — о внешней политике США
28 ноября 2008
Внешняя политика Соединенных Штатов: Опасная и разрушительная?

Речь Губертуса Хоффманна в Тринити-колледже, Дублин
10 ноября 2008

Старейший в мире дискуссионный клуб, университетское философское общество в знаменитом Тринити-колледже в Дублине (Ирландия), основанное в 1684 году (его почетными членами в разное были Десмонд Туту, Джон Маккейн, Ньют Гингрич, Аль Пачино) пригласил д-ра Губертуса Хоффмана, президента и основателя Фонда Всемирной Сети по вопросам безопасности, чтобы обсудить вопрос:

«Последние шесть лет показали, что американская внешняя политика — опасная и разрушительная сила в мире» — да или нет? Этот же посыл использует и избранный президент США Барак Обама.

Вот его слова:

I

Нет, последние шесть лет, по моему мнению и опыту, не показали, что «американская внешняя политика является опасной и разрушительной силой в мире».

Но, как друг Соединенных Штатов Америки, который хочет укрепить наиболее важную демократию на планете, и как лидер Свободного Мира, я считаю, что мы должны проанализировать, что было не так с американской внешней политикой в последние годы, и как президент США может повысить эффективность американской внешней политики и политики безопасности в будущем.




Администрация Буша успешно предотвращала повторения 9/11 в Соединенных Штатах на протяжении шести лет. На это повлияло несколько факторов: серьезный ущерб «Аль-Каиды» в Афганистане, превентивные удары по возможным террористам и прекращение хаоса во внутренних разведывательных организациях США, таких как ЦРУ, ФБР, Управление национальной безопасности, Разведывательное управление министерства обороны. Процесс принятия решений теперь стал гораздо яснее, и эта перемена вызвана теми ошибками, которые допускались до 9/11, когда ни сами организации, призванные предотвращать терроризм, ни их действия не были адекватны тем угрозам, которые перед ними стояли. Америка — это гигант, который проснулся.


9/11 стал поворотной точкой для администрации Буша. Никогда прежде в истории иностранных дел Соединенных Штатов Америки страна не достигала такого пика внутренней и международной солидарности, сопереживания и поддержки. За то, чтобы дать Бушу максимальную власть в борьбе с терроризмом, Сенат проголосовал 98-0, а Палата представителей 420-1. НАТО впервые в истории объявил о том, что согласно статье 5, 9/11 признан нападением на все государства, являющиеся его членами, и начал вторжение в Афганистан вместе с Вашингтоном. Но сейчас, шесть лет спустя, столь сильная позиция Вашингтона растаяла, как снег на солнце. Никогда прежде в американской истории президент не терял столько доверия и влияния в мире. Что же было сделано неправильно?


Внешняя политика администрации Буша, касающаяся действий в горячих точках, была продумана недостаточно глубоко и проведена недостаточно грамотно. Она была слишком ориентирована на власть и имела неправильное управление.


Такой подход к внешней политике США был очень непродуктивным для сохранения национальных интересов США и крайне неудачным в Ираке и Афганистане. Он нанес ущерб многим старым друзьям и союзникам Соединенных Штатов, а также имиджу лидера свободного мира: 85% респондентов опрошенных агентством «Пью Глобал Эттитьюдс» в 2006 году, стали менее благожелательно относиться к американской внешней политике, чем пять лет назад.


В Администрации Буша до сих пор отсутствуют эффективные стратегии по решению ключевых проблем, стоящих сегодня перед внешнеполитическим ведомством. Власть идеологии «Мы, американцы, должны быть сильными и проявлять максимальную силу» доминирует в мышлении, в словах и в действиях. Однако этот доминирующий англо-саксонский прагматизм — не стратегия. Он пренебрегает фундаментальным анализом, отрицает использование каких-либо методов в мировой политике и не очень разумен. Администрация Буша забыла главные уроки великих стратегов, таких как Карл фон Клаузевиц, который писал в своей знаменитой работе «О войне» в 1832 году, что война является «продолжением политики, но другими средствами», другим видом политического языка, который никогда не может быть отделен от политики. Этот основной политический подход был перевернут с ног на голову. Все меры были направлены только на обеспечение безопасности, однако движущей силой этих мер не стали глобальные и локальные политические цели. В конечном итоге, войны в Афганистане и Ираке, а также антитеррористическая деятельность стали целями сами по себе и были отделены от политического анализа. Т. е. был применен чисто технический и не политический подход к мировой политике. В этом анти-Клаузевицком стиле ведения политики и кроется причина проблем США в трех важных войнах.


Соединенные Штаты должны перевернуть свои представления о том, как нужно анализировать, планировать, осуществлять и разъяснять свою внешнюю политику.


Традиционный способ разработки и принятия решений по вопросам внешней политики в Белом Доме в течение многих лет не принимался во внимание узким кругом властвующих лиц: слишком влиятельным вице-президентом, сотрудничающим непосредственно со слишком сильным министром обороны, слишком слабым советником по национальной безопасности и оспариваемой фигурой государственного секретаря. Фильтры, которые должен ставить Совет национальной безопасности, ввод такого ноу-хау, как Государственный департамент, а также межведомственные рабочие группы не функционируют должным образом.

Все это дополнялось неэффективностью работы группы исполнителей высшего звена.


Был ли вице-президента Дик Чейни рассредоточен? Был ли он очень успешен в применении военной силы, забывая при этом встраивать все это в продуманную общую концепцию? Он сделал так, что Америка потеряла авторитет и, в конечном итоге сделал Америку слабее, открыв «ящик Пандоры» (из этого ящика, подаренного Зевсом Пандоре, беды и болезни распространились по Земле — прим. переводчика) и применяя слишком острые меры по обеспечению безопасности. Я хотел бы упомянуть слова одного немца: «То, что задумано быть хорошим — противоположность тому, что сделано хорошо».


Деятельность Кондолизы Райс вызвала разочарование. Что сделало ее слабой и колеблющейся между слабой политикой вице-президента и Дональда Рамсфелда — желание самореализоваться в качестве сильной и принятой в Администрации республиканцев черной женщины? Я не слышал от нее ни одного впечатляющего нового предложения за несколько лет. Достаточно вспомнить ее соглашения по уходу Израиля из сектора Газа, которое повлекло уничтожение всех домов на этой территории; упущение возможности примирения с палестинцами; зеленый свет Израилю по уничтожению части инфраструктуры в Ливане; неправильные действия в первые дни после победы в Ираке или в Афганистане — все это ее ошибки, сначала в роли советника по национальной безопасности, а затем в роли государственного секретаря. Она является хорошим профессором, однако плохим политиком верхнего эшелона власти и при борьбе за власть. Ей не хватало сильных лидерских качеств и внутренней музыкальности, необходимой хорошим политикам.


Директор ЦРУ Джордж Тенет был также разочаровывающим. Он слишком много старался слишком для того, чтобы «управлять» и угождать президенту. Он кормил президента неверной информацией о возможности нахождения у Ирака оружия массового уничтожения, и не был достаточно агрессивным в ликвидации «Аль-Каиды» до 9/11.


Министр обороны Дональд Рамсфелд был чрезвычайно влиятельным, но проявил удивительно плохие качества управленца. Его подготовка казалась мне идеальной для того, чтобы быть блестящим администратором, но он оказался как невежественным, так и высокомерным. Он плохо спланировал вторжение в Ирак. В первую очередь он не использовал достаточное количество войск. Также он не смог объединить иракскую армию с новым проамериканским правительством, и не уделил достаточно внимания примирению в регионе.

Должны ли мы винить президента США Джорджа Буша за все это?

Это очень популярно во всем мире, но слишком просто для меня.

Даже после прочтения многих книг об Ираке и внешней политике Буша, я до сих еще не знаю, кем является Буш — силой, стоящей за произошедшими бедствиями, или жертва собственной плохо слаженной команды.

Джордж Буш, безусловно, пострадал от экстремальной эмоциональной обстановки, которая сложилась во время и после 9/11. Будучи человеком, довольно сильно подверженным различным эмоциональным воздействиям, он был потрясен случившимся и предоставил Чейни и Рамми карт-бланш стать напористыми «проамериканскими военными патриотами», готовыми использовать свой старый план импичмента Саддама Хусейна, вместо того чтобы вести дело как хладнокровные политические стратеги.

II

Является ли американская внешняя политика опасной и разрушительной силой в мире?

Мой ответ: «Конечно, нет».

Но Америка и тот, кто станет главой Белого Дома в 2008 году, должны извлечь уроки из серьезных управленческих ошибок, допущенных за последние шесть лет.

Позвольте мне привести некоторые из них:


Блестящие стратегии: Америка не должна больше предпринимать никаких военных действий за границей без ясного и глубокого анализа всех образовавшихся условий, без планирования последствий, без участия региональных сил и союзников. Действовать можно только при наличии грамотной стратегии, объединяющей силу, дипломатию и согласованность. Нам нужен именно такой подход к ситуации в Иране, Ираке, Израиле-Палестине, Афганистане, к исламскому терроризму, к Китаю и России. До сих пор мы могли наблюдать только чистый прагматизм и стратегический вакуум.


Воображение и креатив: Учитесь у Альберта Эйнштейна, который часто говорил: «важные проблемы, с которыми мы сталкиваемся, не могут быть разрешены на том же уровне мышления, на котором мы были, когда мы создали их». Он также сказал: «воображение важнее, чем знания». На нужна креативная, гибкая и дальновидная внешняя политика. Подхода, ориентированного на безопасность, недостаточно для того, чтобы управлять миром. Американская внешняя политика должна принимать в расчет политическую психологию тех народов, о которых я сказал, их историю и ментальность. У нее должна быть настоящая душа, она должна трогать сердца и умы людей в тех странах, которые представляют интерес для Америки.


Необходимость достижения превосходства и лучшие решения: Нам нужно больше свежего воздуха в управлении: больше независимо мыслящих людей и новых идей в иностранной политике и вопросах безопасности, а не людей, которые всегда говорят «да» по всем вопросам. Слишком многое даже не обсуждается, но принимается только с целью угодить начальству, подняться по карьерной лестнице и извлечь выгоду. В роли лидеров нам нужны лучшие люди, а не посредственные. Нам также по-прежнему нужен интеллектуальный вклад неоконсерваторов. Более того, я думаю, что их основные концепции — свободный мир и сильная Америка — очень правильными. Также нам нужны творческие либеральные идеи и прагматично-настроенные люди. Нам нужен творческий плюрализм в иностранных делах, чтобы принимать в Вашингтоне наилучшие решения. Америка и весь остальной мир нуждаются в лучших решениях, а не какой бы то ни было идеологии — правой или левой, просто неоконсерваторской или просто миролюбивой. Нам нужна новая умная и творческая внешняя политика в Вашингтоне.


США не супердержава: Не думайте, что США является единственной сверхдержавой на планете: это неверно. США не хватает солдат, чтобы вести одновременно две войны, хотя в течение многих десятилетий это было основным требованием Пентагона. Америка превосходит другие страны только военно-морским флотом, военно-воздушными силами и в космосе. Однако только военная мощь не может обеспечить необходимый сегодня уровень безопасности. Поэтому президент и его администрация должны действовать с поддержкой как можно большего числа сильных союзников, с сильным моральным духом и доверием извне.


Нет карт-бланшу силам безопасности: Необходимо отойти от идеологии «быть хорошим патриотом», «Америка сильна» или «показать силу сейчас». Карл фон Клаузевиц говорил о моральном величии как об одном из основных элементов в ведении войны, который прибавляется к физической силе. Американская внешняя политика всегда должна совмещать силу, дипломатию, и согласованность. Говоря о об американской политике, необходимо употреблять термины не «сильный или слабый», а «острый или тупой». Я предпочитаю азиатский стиль боевых искусств, а не бокс, популярный на Западе. Первый всегда стремится к достижению максимального эффекта с использованием минимальной мощи. Вашингтон потратил шесть лет, действуя по прямо противоположному принципу. Нам нужно новое видение патриотизма в США. Патриотом должен быть не тот, кто стреляет больше, а, как тот мастер боевых искусств, которого я недавно встретил в Киото — кто стреляет лучше. Патриотом должен быть сильный, но расслабленный человек, который не только отпугивает внешних врагов, но и находит новых друзей для Америки. Патриотизм в Америке должен быть с «любящим умом и думающим сердцем». Обаяние, доброта, величие, принципы соблюдения прав человека, законности и открытости — все это важные элементы успешной внешней политики.


Возвращение к основам Конституции США: к Вашингтону, Франклину, Джефферсону, Адамсу, Стьюбену, Лаффайетту, к Статуе Свободы, обратно к сердцу Америки и американской внешней политики. Как великая держава, США никогда не будут иметь только друзей. Тем не менее, они не должны создавать для себя больше врагов, чем это необходимо. США должны быть флагом свободы и демократии в мире и движущей силой человеческого прогресса, как того требовали отцы. Общественная дипломатия имеет важное значение для американской внешней политики, также как и ясный, этичный образ. Америка должна верить и бороться за «абсолютные ценности», а ее солдаты должны следовать кодексу чести (Фриц Крамер). США нужен святой огонь. Чрезмерная реакция бюрократов на все происходящее — вспомним Гуантанамо, деятельность ЦРУ в Европе, подозрения без судебных разбирательств, пытки — всему этому должен быть положен конец. Подобные действия идут вразрез с национальными интересами США и вредят им. Они могут выглядеть сильными и патриотическими, но они заражают и парализуют деятельность вооруженных сил и ЦРУ, еще больше способствуют распространению идей «Аль-Каиды», а также отпугивают как друзей Америки, так и потенциально важных источников внутри мусульманской общины. Следующий 9/11, вероятно, будет предотвращен молодым мусульманином, тем, кто слышал что-то от фундаменталистов Аль-Каиды в мечети, и принял решение проинформировать компетентные органы США. Однако этот же человек может промолчать. Так, например, важную информацию об атаках, предпринимаемых немецкими террористами против военно-воздушной базы США в Рамштайне, несколько месяцев назад предотвратили именно мусульмане Германии.


Новый фокус американской внешней политики на молодежи 194 стран мира, на следующем поколении. Американская внешняя политика будет успешна только в том случае, если она завоюет сердца и умы молодых. В новую эпоху глобализации это относится к мусульманскому миру в той же степени, как и к христианскому.


Мир нуждается в сильных Соединенных Штатах Америки, а не в «бумажном тигре»: он нуждается в мощи США, так как ни о какой дипломатии не может идти речь без угрозы мощи. Ничто не работает без энергии, как сказал Фриц Крамер, долгое время являющийся стратегом Пентагона. Но в то же время мир нуждается в том, чтобы США не использовали эту силу без необходимости. Есть еще много нестабильных авторитарных режимов и террористов, находящихся там, и на которых надо оказывать воздействие не бумагой, а силой. Вашингтон должен усилить армию США и инвестировать средства в новое оборудование и безопасность.


Вашингтону также необходима сбалансированная двойная стратегия силы и дипломатии.


США должны избегать «провокационных слабостей» (Фриц Крамер), то есть быть слабыми морально или в военном отношении. Америка должна быть не опасной и разрушительной, а нести мир и свободу в опасном мире.

Эта новая внешняя политика объединения мощи и моральной правоты на основе силы в международном пространстве является весьма важной для будущего нашего мира с учетом постоянной борьбы между традиционным законным порядком и новым революционным порядком и борьбы с терроризмом.

Мы живем в мире фрагментации государственного порядка: сегодня 2 миллиарда человек живут почти в 60 государствах.

Скоро возникнет сильная конкуренция за лучшее видение человечества. В состязании примут участие новый блок капиталистических недемократических государств, таких как Россия или Китай, и открытые демократические общества, такие как США, Евросоюз или Индия.

Без такого свежего, нового и вызывающего доверие подхода к проведению внешней политики, США проиграют важные исторические битвы — такие как Ирак — и негативные силы будут преобладать над положительными. А это то, что ни американские граждане, ни кто-либо другой в свободном мире не могут себе позволить.



Автор — Немецкий предприниматель и геостратег д-р Губертус Хоффман — основатель и президент независимого Фонда Всемирной Сети по вопросам безопасности в Нью-Йорке (www.worldsecuritynetwork.com)
Создание сайта:
S.A.design по заказу Промэкс