Обама поспешил

30 января 2009
За первую неделю в роли главнокомандующего, президент Барак Обама распорядился закрыть Гуантанамо и прекратить деятельность специально уполномоченного подразделения ЦРУ по допросу террористов.

Хотя эти меры, безусловно, будут поддержаны теми, кто был недоволен эпохой «имперского президентства», — они также серьезно ослабят возможности наших разведывательных учреждений по предотвращению будущих террористических нападений. Делая такие распоряжения, г-н Обама возвращает Америку к не сработавшему в своем время правоохранительному подходу к борьбе с терроризмом, который существовал до 11 сентября, 2001. Он также лишается очень ценных разведданных об «Аль-Каиде», которые, по словам, Директора ЦРУ Майкла Хейдена, были в основном получены из жестких допросов боевиков высокого уровня в первые годы войны.

Вопрос, который г-н Обама должен был задать себе сразу после церемонии инаугурации, таков: что произойдет после того, как мы поймаем очередного Халида Шейха Мухаммеда или Абы Зубейда? Вместо этого он решил действовать без совещаний со своей командой по национальной безопасности и без юридической проверки всех возможных вариантов действий по предотвращению угроз, стоящих перед нашей страной.

То, что такое изучение вопроса могло бы сделать ясным, это то, что гражданская правоохранительная система не может предотвратить террористических нападений. То, что нам необходимо, это инструменты для получения жизненно важной информации. Вот почему во время власти президента Джорджа Буша ЦРУ могло проводить столь ценные допросы лидеров «Аль-Каиды». По совету своей разведывательной команды, президент мог бы санкционировать применение принудительных методов допроса, как, например, таких, которые используются Израилем и Великобританией в их антитеррористических кампаниях.

Г-н Обама также распорядился, чтобы все испытания военных комиссий были приостановлены, а дело Али Салех аль-Марри, единственного представителя «Аль-Каиды», было пересмотрено. Это, по всей видимости, прелюдия к тому, чтобы полностью прекратить деятельность военных комиссий, и передать уже имеющиеся дела в гражданские суды для уголовного рассмотрения в соответствии с обычным уголовным правом. Испытания военных комиссий применялись во многих американских войнах, и их правила и процедуры, направлены на необходимость защиты разведывательных источников и методов от раскрытия при обычных судебных заседаниях.

Кроме того, вероятно, что г-н Обама объявит террористов военнопленными в соответствии с Женевской конвенцией. Администрация Буша классифицировала террористов — так как это имеет правовые и исторические прецеденты — как пиратов, незаконных воинов, которые не воюют от имени нации и отказываются подчиняться законам войны.

Теперь ЦРУ должно будет проводить допросы в соответствии с армейским боевым уставом, который запрещает принудительные методы, угрозы и обещания. Г-н Обама также постановил, что лидеры «Аль-Каиды» должны быть защищены от «посягательств на их человеческое достоинство» и «бесчеловечное и унижающее достоинство обращение» в соответствии с Женевской конвенцией. Новый порядок теперь требует от преступника уплаты штрафа в размере стоимости преследования, а от ЦРУ — вежливости. Принудительные меры неразумно запрещены без всяких исключений, независимо от опасности, стоящей перед страной.

Ликвидация системы Буша будет означать, что мы больше не получим информации от захваченных террористов «Аль-Каиды». Каждый заключенный имеет право на адвоката (которым они, безусловно, воспользуются), право хранить молчание и право на безотлагательное судебное разбирательство.

Первое, что любой адвокат скажет своему подопечному, это молчать. То, с чем столкнулась администрация Буша, это использование невербальных техник и жульничества. Это и стало причиной того, что было решено использовать принудительные меры. Наши солдаты и агенты на местах будут вынуждены брать на себя больший риск, так как обязаны защитить вещественные доказательства в момент захвата.

Опираясь на систему гражданского правосудия, мы не только потеряем наиболее эффективные средства по предотвращению будущих атак, но и предоставим возможность нашим врагам получить информацию о нас. Если мы будем рассматривать террористов как обычных преступников, их адвокаты будут настаивать на том, чтобы правительство проводило открытые судебные заседания по всем делам разведки, и использовало методы, применяемые ЦРУ и Управлением Национальной безопасности. Конституционные права ответчика потребовать материалы дела часто заставляет прокуроров предложить такую форму наказания, как сделка о признании вины. Это предпочтительнее, чем раскрытие разведывательных тайн.

Захариу Муссауи, единственный участник подготовки 9/11, арестованный перед атакой, предъявляя такие требования, загнал все дело в тупик. Он был осужден после четырех лет судебных споров только потому, что он решил признать себя виновным. Теперь стоит ждать еще большего, только на кону теперь стоит гораздо более важная разведывательная информация.

Наивно говорить о том, о чем г-н Обама сказал в своей инаугурационной речи, что мы можем «отвергнуть выбор между нашей безопасностью и нашими идеалами как ложный». Это высокий риторический полет означает, что мы должны предоставить «Аль-Каиде» — ожесточенному врагу, нацеленному на наше уничтожение, — те же права, как самым разным преступникам, причем ценой потери критической информации о реальных, будущих угрозах.

Политика правительства — это сплошные компромиссы, которые не могут быть просто стерты риторикой. Г-н Обама, похоже, придает им большое значение, если раздумывает насчет прекращения использования Управлением Национальной безопасности методов электронного наблюдения или прекращения использование управляемых снарядов, способных нацелиться на отдельных лидеров «Аль-Каиды».

Но своими решениями, принятыми так стремительно, всего спустя два дня после инаугурации, г-н Обама, возможно, открывает дверь новым террористическим актам в США, подрывая критически важные органы безопасности.

Г-н Юу является профессором права в Университете Калифорнии, Беркли и приглашенным профессором в Юридической Школе Чэпмэн. Он был должностным лицом в министерство юстиции с 2001 по 2003 годы и приглашенным ученым в Американском институте предпринимательства.

Источник: The Wall Street Journal, http://online.wsj.com/article/SB123318955345726797.html
Создание сайта:
S.A.design по заказу Промэкс